Главная
Новинки
Оплата
Справка
Помощь
Партнерам
О проекте
Контакты
В корзине ( 0 книг )

Все

Список книг жанра "Биографии и Мемуары"
Вход и регистрация

Отсортировано по: популярности | дате поступления | автору

Обложка книги Александр II. Жизнь и смертьАудиокнигаАлександр II. Жизнь и смерть / Эдвард Радзинский

Каждая книга знаменитого историка, драматурга, писателя и телеведущего Эдварда Радзинского - это всегда событие.

Роман "Александр II. Жизнь и смерть" не стал исключением. Это неповторимый стиль Эдварда Радзинского, щедро рассыпавшего в книге интереснейшие факты, обескураживающие загадки, изящные парадоксы, неожиданные открытия.

"Александр II. Жизнь и смерть" - серьезное, и вместе с тем увлекательнейшее чтение, а в аудиоформате открываются новые грани этой необыкновенной книги.



Обложка книги Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой. История одной враждыАудиокнигаСвятой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой. История одной вражды / Павел Басинский

На рубеже XIX-XX веков в России было два места массового паломничества - Ясная Поляна и Кронштадт. Почему же толпы людей шли именно к Льву Толстому и отцу Иоанну Кронштадтскому? Известный писатель и журналист Павел Басинский, автор бестселлера "Лев Толстой. Бегство из рая" (премия "Большая Книга"), в аудиокниге "Святой против Льва" прослеживает историю взаимоотношений самого знаменитого писателя и самого любимого в народе священника того времени, ставших заклятыми врагами.



Обложка книги Апокалипсис от Кобы. Иосиф Сталин. НачалоАудиокнигаАпокалипсис от Кобы. Иосиф Сталин. Начало / Эдвард Радзинский

"Я не надеюсь, что эти Записки, помогут вам понять "нашего Кобу" ...как звали товарища Сталина мы, его старые, верные друзья. Разве можно понять такого человека? Да и человек ли он?

Но смерть Кобы понять помогут. О ней написано много всякого вздора. Коба ненавидел Троцкого, но ценил его мысли. Были у Троцкого слова, рядом с которыми Коба поставил три восклицательных знака: "Мы уйдем, но на прощанье так хлопнем дверью, что мир содрогнется…". Эти слова имеют прямое отношение к жизни Кобы, но еще больше к его смерти.

В своем интервью вы сообщили, что хотите поговорить с охранниками Кобы, которые были с ним на даче в ту ночь… В ту судьбоносную ночь, когда все случилось! Пустое занятие! Они ничего не знают. Из ныне живущих знаю только я, его безутешный друг, не перестающий думать о друге Кобе.

И Коба по-прежнему рядом... Такие как Коба не уходят. Он лишь на время схоронился в тени Истории. И поверьте, Хозяин, как справедливо звала страна "нашего Кобу" вернется в свою Империю. Впрочем, все это предсказал он сам, мой незабвенный друг Коба. Мой заклятый враг Коба".



Обложка книги Апокалипсис от Кобы. Иосиф Сталин. Гибель боговАудиокнигаАпокалипсис от Кобы. Иосиф Сталин. Гибель богов / Эдвард Радзинский

Итак, дневник верного соратника Иосифа Сталина. Калейдоскоп событий, в которых он был участником. ...Гибель отцов Октябрьской революции, камера, где полубезумный Бухарин сочиняет свои письма Кобе, народные увеселения в дни террора - футбольный матч на Красной площади и, наконец, Мюнхенский сговор, крах Польши, встреча Сталина с Гитлером...

И лагерный ад, куда добрый Коба все-таки отправил своего старого друга…



Обложка книги Апокалипсис от Кобы. Иосиф Сталин. Последняя загадкаАудиокнигаАпокалипсис от Кобы. Иосиф Сталин. Последняя загадка / Эдвард Радзинский

Война, ее начало и действия Иосифа Сталина накануне войны не разгаданы до сих пор. Подозрительнейший из людей, не доверявший даже собственной тени, этот вечный Фома неверующий – доверился Гитлеру!? На самом деле все было куда сложнее…

В новом романе из цикла «Апокалипсис от Кобы» одна из самых страшных тайн истории – тайна Второй Мировой, а также последняя Загадка Иосифа Сталина – его смерть.



Обложка книги Тур де Франс. Путешествие по Франции с Иваном УргантомАудиокнигаТур де Франс. Путешествие по Франции с Иваном Ургантом / Владимир Познер

Что может быть лучше бокала "Шато Ла Грезетт" и книги Владимира Познера о большом путешествие с Иваном Ургантом по Франции, которую они исколесили на машинах и велосипедах - от Парижа до провинциальных городков! Все самое интересное и вкусное о стране, которая невероятно близка нам по духу. Французская кухня и вина, кино и женщины, замки и рыбацкие деревушки.

Слушая книгу, вы испытаете на себе то, что называется "французским парадоксом", узнаете о самых колоритных традициях и о том, что же такое сегодняшняя Франция. Говорят, быть французом - значит защищать свое искусство жить. Так оно и есть…



Обложка книги Стихи про меняАудиокнигаСтихи про меня / Петр Вайль

Петр Вайль - блестящий эссеист, путешественник и гурман, автор "Гения места" и "Карты родины", соавтор "Русской кухни в изгнании", "Родной речи" и других книг, хорошо знакомых нашему читателю, взялся за необычный жанр, суть которого определить непросто. Он выстроил события своей жизни - и существенные, и на вид незначительные, а на поверку оказавшиеся самыми важными, - по русским стихам XX века: тем, которые когда-то оказали и продолжают оказывать на него влияние, "становятся участниками драматических или комических жизненных эпизодов, поражают, радуют, учат". То есть обращаются, по словам автора, к нему напрямую. Отсюда и вынесенный в заглавие книги принцип составления этой удивительной антологии: "Стихи про меня".



Обложка книги Мемуары фрейлины императрицы. Царская семья, Сталин, Берия, Черчилль и другие в семейных дневниках трех поколенийАудиокнигаМемуары фрейлины императрицы. Царская семья, Сталин, Берия, Черчилль и другие в семейных дневниках трех поколений /

Эта аудиокнига содержит мемуары баронессы Мейендорф, фрейлины императрицы Марии Александровны и родственницы Столыпина. Увлекательнейшая, но по истине трагическая история начинается в XIX и заканчивается в середине XX века. Кругом общения баронессы был: весь высший свет Российской империи - она танцевала на балах с императором Александром Вторым; дружила с Александром Третьим; присутствовала на последнем выступлении в Думе Николая Второго. Но после 1917 года все стало по-другому... Встречи с Николаем Вторым сменились вызовами на Лубянку...Продолжаются воспоминания дневниками ее внуков и правнучки



Обложка книги Княжна ТаракановаАудиокнигаКняжна Тараканова / Эдвард Радзинский

Из именного указа императрицы Екатерины Второй генерал-губернатору Санкт-Петербурга князю Александровичу Голицыну: "Князь Александр Михайлович! Контр-адмирал Грейг, прибывший с эскадрой с Ливорнского рейда, имеет на корабле своем под караулом ту женщину. Контр-адмиралу приказано без именного указа никому ее не отдавать. Моя воля, чтобы вы..."

В аудиокниге Эдварда Радзинского рассказывается о самой загадочной странице русской истории. О судьбе княжны Таракановой. Последней из дома Романовых.



Обложка книги Триллер в век мушкетеров. Железная МаскаАудиокнигаТриллер в век мушкетеров. Железная Маска / Эдвард Радзинский

Это был век, когда во Францию пришли деньги. Когда храбрость и верность начинают уступать богатству. Первые олигархи в истории – это кардинал и министр финансов Фуке, который так и не понял, что такое власть короля. Это был век куртизанок, когда понятие добродетели начинает исчезать. Век салонов, где правили женщины, и век до сих пор не раскрытых тайн. Одна из которых – тайна Железной Маски… Ответ на историческую загадку будет совершенно неожиданным.



Обложка книги Моя жизнь. Мои достиженияАудиокнигаМоя жизнь. Мои достижения / Генри Форд

Генри Форд – о нем много писали, как о миллиардере,как о величайшем промышленнике Нового Света, как о гениальном неуче-слесаре. Но сам он хранил молчание, не выступал ни в литературе, ни в прессе. Пока, наконец, свет не увидела книга Форда о самом себе, интерес к которой создан не искусственной рекламной шумихой, а ее содержанием. «Моя жизнь. Мои достижения» – за этой книгой жизнь и деятельность очень большого человека, практический опыт создателя производства, небывалого по масштабам и организации. Она написана почти 100 лет назад, но до сих пор актуально каждое слово



Обложка книги Детство 45-53: а завтра будет счастьеАудиокнигаДетство 45-53: а завтра будет счастье / Людмила Улицкая

Ни история, ни география не имеют нравственного измерения. Его вносит человек. Иногда мы говорим - "жестокие времена". Но все времена по-своему жестоки. И по-своему интересны.

Одно поколение сменяет другое, и каждое имеет свою собственную физиономию. Мы задумали вспомнить о тех, чье детство пришлось на конец войны, послевоенные годы 1945-1953. Для меня это ровесники, для других - родители… C тех пор прошло много лет. Народились новые люди, снесены старые дома, на месте пригородов - спальные районы, на месте лугов и полей - дороги, склады, свалки. Вышли из употребления керосинка, колонка, печка. Всё больше забытого, и все мы беднеем от этого забвения. Кроме большой истории, которая сохраняет даты и события, важные для страны, есть и "малая" история каждой семьи. Если мы не расскажем своим детям, они не будут знать, что значили слова Сталин, победа, коммуналка, этап, свидание, партсобрание… Не поймут, что значит довесок (к буханке хлеба), новые ботинки или военная форма отца… То, о чем мы не смогли рассказать словами, дополнят потрепанные и выцветшие фотографии из семейных альбомов.

И мы часто даже не можем вспомнить имена этих людей… Мы должны, мы обязаны делать это усилие воспоминания.

Людмила Улицкая



Обложка книги Почти серьезноАудиокнигаПочти серьезно / Юрий Никулин

"В действительности все выглядит иначе, чем на самом деле". С этой фразы Станислава Ежи Леца начинается аудиокнига Юрия Никулина "Почти серьезно...". Это чуть ироничный рассказ о себе и серьезный о других: родных и близких, знаменитых и незнаменитых, но невероятно интересных личностях цирка и кино. Аудиокнига полна юмора. В ней нет неправды. В ней не приукрашивается собственная жизнь и жизнь вообще.

Послушайте эту книгу, и вы почувствуете, будто Юрий Владимирович сидит рядом с вами и рассказывает историю своей жизни именно вам.



Обложка книги Фаина Раневская. Судьба-шлюхаАудиокнигаФаина Раневская. Судьба-шлюха / Дмитрий Щеглов

Фаина Раневская.

Великая актриса и скандальная особа, язвительная дама с искрометным юмором и философ с цигаркой в зубах... Ее боялись и боготворили, с ней искали встреч и ее избегали.

Слишком страшно было оказаться на месте человека, нашпиленного на иглу ее афористических резолюций. Но мало кто знал, что в незаурядной личности таится страшно одинокая и ранимая душа...

Какой была в жизни, как складывалась ее творческая судьба и что происходило на самом деле, может рассказать только она сама со страниц той книги, которую она так и не написала...



Обложка книги Фаина Раневская. Старость – невежество БогаАудиокнигаФаина Раневская. Старость – невежество Бога / Татьяна В. Чурсина

...Все, кто меня любил, не нравились мне. А кого я любила - не любили меня. Кто бы знал мое одиночество... Будь он проклят, этот самый талант сделавший меня несчастной. Моя внешность испортила мне личную жизнь.

...Одиноко. Смертная тоска. Мне восемьдесят один год. Сижу в Москве. Лето. Не могу бросить псину. Сняли мне домик за городом и с сортиром.

В мои годы может быть один любовник - домашний клозет.

...Старость - это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. Господи, уже все ушли, а я до сих пор живу...



Обложка книги Лев Толстой: Бегство из раяАудиокнигаЛев Толстой: Бегство из рая / Павел Басинский

Лауреат премий «Большая книга»-2010 и «Книга года»-2010!

Ровно 100 лет назад в Ясной Поляне произошло событие, которое потрясло весь мир.

Восьмидесятидвухлетний писатель граф Л.Н.Толстой ночью, тайно бежал из своего дома в неизвестном направлении. С тех пор обстоятельства ухода и смерти великого старца породили множество мифов и легенд...

Известный писатель и журналист Павел Басинский на основании строго документального материала, в том числе архивного, предлагает не свою версию этого события, а его живую реконструкцию. Шаг за шагом вы можете проследить всю жизнь и уход Льва Толстого, разобраться в причинах его семейной драмы и тайнах подписания им духовного завещания.



Обложка книги Аксенов (часть 1)АудиокнигаАксенов (часть 1) / Александр Кабаков

Аксенов Василий Павлович (1932-2009) - русский писатель и драматург, профессор американских университетов, автор двадцати трех романов, кумир нескольких поколений. "Беседы о друге" Александра Кабакова и Евгения Попова - больше чем мемуары. Это - портрет Художника на фоне его Времени, свободный разговор свободных людей о близком человеке, с которым им довелось дружить многие годы бурной, гротескной, фантасмагорической советской и постсоветской жизни. Свидетельства из первых уст, неизвестные истории и редкие документы зачастую опровергают устоявшиеся стереотипы восприятия и самого писателя, и его сочинений.



Обложка книги Аксенов (часть 2)АудиокнигаАксенов (часть 2) / Александр Кабаков

Аксенов Василий Павлович (1932-2009) - русский писатель и драматург, профессор американских университетов, автор двадцати трех романов, кумир нескольких поколений. "Беседы о друге" Александра Кабакова и Евгения Попова - больше чем мемуары. Это - портрет Художника на фоне его Времени, свободный разговор свободных людей о близком человеке, с которым им довелось дружить многие годы бурной, гротескной, фантасмагорической советской и постсоветской жизни. Свидетельства из первых уст, неизвестные истории и редкие документы зачастую опровергают устоявшиеся стереотипы восприятия и самого писателя, и его сочинений.



Обложка книги Фаина Раневская. Вся жизньАудиокнигаФаина Раневская. Вся жизнь / Алексей Щеглов

Жизнь Фаины Раневской была долгой. С проблесками счастья. С годами уныния. С десятилетиями тоски и одиночества. Ей было неуютно в собственном теле, в отпущенной Богом судьбе. Трагедия несовпадения, переживаемая ежесекундно, создала феномен, именуемый - Раневская. Она говорила: "У меня хватило ума глупо прожить жизнь". Великая, мужественная глупость - не идти на сближение с чуждым миром. Ее любили зрители, но не любило время. Откусывало по кусочку от пространства вокруг. Пока не подобралось вплотную.



Обложка книги Прощание с иллюзиями (часть 1)АудиокнигаПрощание с иллюзиями (часть 1) / Владимир Познер

Книгу "Прощание с иллюзиями" Владимир Познер написал двадцать один год тому назад. Написал по-английски. В США она двенадцать недель держалась в списке бестселлеров газеты "Нью-Йорк Таймс". Познер полагал, что сразу переведет свою книгу на русский, но, как он говорил: "Уж слишком трудно она далась мне, чуть подожду". Ждал восемнадцать лет - перевод был завершен в 2008 году. Еще три года он размышлял над тем, как в рукописи эти прошедшие годы отразить. И только теперь, по мнению автора, пришло время издать русский вариант книги "Прощание с иллюзиями". Это не просто мемуары человека с очень сложной, но поистине головокружительной судьбой: Познер родился в Париже, провел детство в Нью-Йорке и только в 18 лет впервые приехал в Москву. Отчаянно желая стать русским, он до сих пор пытается разобраться, кто же он, и где его настоящая Родина. Книга интересна тем, что Владимир Познер видел многие крупнейшие события ХХ века "с разных сторон баррикад" и умеет увлекательно и очень остро рассказать об этом. Но главное - он пытается трезво и непредвзято оценить Россию, Америку и Европу. Познер знает изнутри наше и западное телевидение, политическое закулисье и жизнь элит. Впервые в русской литературе XXI века автор решается честно порассуждать о вопросах национального самосознания, вероисповедания, политики и особенностях русского менталитета. Эта книга, безусловно, изменит наше отношение к мемуарам, т.к. до этого с такой откровенностью, иронией и глубиной никто не писал о своей жизни, стране и нашей эпохе. "Прощание с иллюзиями"… Под названием книги могут подписаться многие. Из тех, кто прочтут эту книгу, подпишутся все. "Познер как мужчина, влюбленный в двух женщин. Россия - законная жена, которой он бесконечно предан, Америка любовница, навсегда "запавшая" в его сердце. Остро!" Washington Post Book World



Обложка книги Прощание с иллюзиями (часть 2)АудиокнигаПрощание с иллюзиями (часть 2) / Владимир Познер

Книгу "Прощание с иллюзиями" Владимир Познер написал двадцать один год тому назад. Написал по-английски. В США она двенадцать недель держалась в списке бестселлеров газеты "Нью-Йорк Таймс". Познер полагал, что сразу переведет свою книгу на русский, но, как он говорил: "Уж слишком трудно она далась мне, чуть подожду". Ждал восемнадцать лет - перевод был завершен в 2008 году. Еще три года он размышлял над тем, как в рукописи эти прошедшие годы отразить. И только теперь, по мнению автора, пришло время издать русский вариант книги "Прощание с иллюзиями". Это не просто мемуары человека с очень сложной, но поистине головокружительной судьбой: Познер родился в Париже, провел детство в Нью-Йорке и только в 18 лет впервые приехал в Москву. Отчаянно желая стать русским, он до сих пор пытается разобраться, кто же он, и где его настоящая Родина. Книга интересна тем, что Владимир Познер видел многие крупнейшие события ХХ века "с разных сторон баррикад" и умеет увлекательно и очень остро рассказать об этом. Но главное - он пытается трезво и непредвзято оценить Россию, Америку и Европу. Познер знает изнутри наше и западное телевидение, политическое закулисье и жизнь элит. Впервые в русской литературе XXI века автор решается честно порассуждать о вопросах национального самосознания, вероисповедания, политики и особенностях русского менталитета. Эта книга, безусловно, изменит наше отношение к мемуарам, т.к. до этого с такой откровенностью, иронией и глубиной никто не писал о своей жизни, стране и нашей эпохе. "Прощание с иллюзиями"… Под названием книги могут подписаться многие. Из тех, кто прочтут эту книгу, подпишутся все. "Познер как мужчина, влюбленный в двух женщин. Россия - законная жена, которой он бесконечно предан, Америка любовница, навсегда "запавшая" в его сердце. Остро!" Washington Post Book World



Обложка книги Стив Джобс (часть 1)АудиокнигаСтив Джобс (часть 1) / Уолтер Айзексон

В основу книги Уолтера Айзексона "Стив Джобс" легли беседы с самим Стивом

Джобсом, а также с его родственниками, друзьями, врагами, соперниками и

коллегами. Джобс никак не контролировал автора. Он откровенно отвечал на все

вопросы и ждал такой же честности от остальных. Это рассказ о жизни, полной

падений и взлетов, о сильном человеке и талантливом бизнесмене, который одним

из первых понял: чтобы добиться успеха в XXI веке, нужно соединить креативность и

технологии. Книга вышла в США в октябре 2011 года и сразу стала первой в рейтинге

Amazon.com.



Обложка книги Стив Джобс (часть 2)АудиокнигаСтив Джобс (часть 2) / Уолтер Айзексон

В основу книги Уолтера Айзексона "Стив Джобс" легли беседы с самим Стивом

Джобсом, а также с его родственниками, друзьями, врагами, соперниками и

коллегами. Джобс никак не контролировал автора. Он откровенно отвечал на все

вопросы и ждал такой же честности от остальных. Это рассказ о жизни, полной

падений и взлетов, о сильном человеке и талантливом бизнесмене, который одним

из первых понял: чтобы добиться успеха в XXI веке, нужно соединить креативность и

технологии. Книга вышла в США в октябре 2011 года и сразу стала первой в рейтинге

Amazon.com.



Обложка книги Стив Джобс (часть 3)АудиокнигаСтив Джобс (часть 3) / Уолтер Айзексон

В основу книги Уолтера Айзексона "Стив Джобс" легли беседы с самим Стивом

Джобсом, а также с его родственниками, друзьями, врагами, соперниками и

коллегами. Джобс никак не контролировал автора. Он откровенно отвечал на все

вопросы и ждал такой же честности от остальных. Это рассказ о жизни, полной

падений и взлетов, о сильном человеке и талантливом бизнесмене, который одним

из первых понял: чтобы добиться успеха в XXI веке, нужно соединить креативность и

технологии. Книга вышла в США в октябре 2011 года и сразу стала первой в рейтинге

Amazon.com.



Обложка книги Стив ДжобсАудиокнигаСтив Джобс / Уолтер Айзексон

В основу книги Уолтера Айзексона "Стив Джобс" легли беседы с самим Стивом

Джобсом, а также с его родственниками, друзьями, врагами, соперниками и

коллегами. Джобс никак не контролировал автора. Он откровенно отвечал на все

вопросы и ждал такой же честности от остальных. Это рассказ о жизни, полной

падений и взлетов, о сильном человеке и талантливом бизнесмене, который одним

из первых понял: чтобы добиться успеха в XXI веке, нужно соединить креативность и

технологии. Книга вышла в США в октябре 2011 года и сразу стала первой в рейтинге

Amazon.com.



Обложка книги Настоящий итальянецАудиокнигаНастоящий итальянец / Вадим Глускер

Книга известного журналиста Вадима Глускера основана на одном из самых рейтинговых проектов телеканала НТВ. Чтобы собрать материал, автор объездил всю Италию. Глускер с головой окунулся в итальянскую действительность, посмотрел в лицо настоящему итальянцу, человеку-загадке - italiano vero. Какой он, народ, совершивший две революции в кино, научивший мир плакать, думать и смеяться по-итальянски? А итальянская еда? Наука, история, искусство - все в одной тарелке! Знаете ли вы, что первое мороженое родилось из снега, собранного на вершине вулкана в Сицилии, а в истории пасты была черная полоса, когда Бенито Муссолини объявил ей войну! Это не просто путевые заметки - это настоящая, живая Италия, настоящие итальянцы и истории про них. В книге не будет безжизненных воспоминаний - только открытия и находки!



Обложка книги Оружие ВозмездияАудиокнигаОружие Возмездия / Олег Дивов

"Оружие Возмездия" - очень смешная, местами просто издевательская, а местами и трагичная история из армейской жизни. Ничего подобного раньше не печатали: это воспоминания сержанта, служившего в уникальной части. Добро пожаловать в Бригаду Большой Мощности, которая давит все на своем пути и стреляет так, что земля трясется.

Автор уверяет: если вы были в Советской Армии, то, прочитав "Оружие Возмездия", лишний раз убедитесь, что служили не зря. А кто не служил, лишний раз порадуется, что армия обошлась без него.

Но и тем, и другим он обещает несколько часов здорового смеха вперемежку со светлой грустью.



Обложка книги Календарь-2. Споры о бесспорномАудиокнигаКалендарь-2. Споры о бесспорном / Дмитрий Быков

После выхода книги "Календарь. Разговоры о главном" Дмитрию Быкову не раз задавали вопрос: почему в ней нет многих громких дат и имен? Ответ автора прост: "Конечно, я вместил в эту книгу далеко не все. Но я надеюсь, что цифра один на обложке вам о чем-то говорит!". То есть ждите продолжения. И вот - мы его дождались. "Календарь-2" - книга, на страницах которой снова встречаются герои и события, объединенные единственно волей автора. Декаденты и диссиденты, "Серапионовы братья" и братья Стругацкие, Джек Лондон и Владимир Набоков, Конан Дойл и генерал Корнилов, "понаехавшие" и "невыездные", Агата Кристи и Джамбул Джабаев… И - вместе с тем - это все о происходящем в стране здесь и сейчас, то есть РАЗГОВОРЫ О ГЛАВНОМ.



Обложка книги Я – Коко ШанельАудиокнигаЯ – Коко Шанель /

Шанель совершила главное открытие XX века. Она открыла Женщину. Ее судьба уникальна. Ее высказывания - злые, умные, точные - это девиз каждого, кто называет себя Женщиной. Однако Шанель была также далека от феминизма, как доморощенные альфа-самцы.

Эта аудиокнига построена по очень удобной для слушателя схеме. Афоризмы и цитаты великой Коко перемежаются с самыми интересными моментами ее биографии, что помогает лучше понять жизнь и принципы Шанель. Данная аудиокнига полезнее, чем психологический практикум и гид по стилю, интереснее, чем учебник истории XX века.



Обложка книги Я – Фаина РаневскаяАудиокнигаЯ – Фаина Раневская /

Раневская - это эпоха! Язвительный философ с цигаркой в зубах. Каждое высказывание - скандал и эпатаж.

Что за жизнь прожила та, которой злопыхатели приписывают роман с Анной Ахматовой и Меркурьевым, ссоры с режиссерами, самый тяжелый характер среди артистов и тотальное одиночество?



Обложка книги Я – Мерилин МонроАудиокнигаЯ – Мерилин Монро /

Мерилин Монро - секс-символ всех поколений, легенда при жизни и легенда после смерти. Она была воплощением соблазна, ее красота и шарм до сих пор сводят мужчин с ума. Однако сама Мерилин хотела вовсе не этого. Неудавшаяся личная жизнь и напрасные попытки доказать режиссерам, что она способна играть драматические роли - вот что было ее действительностью. В своем последнем интервью Мерилин скажет: "Иногда слава идет мимо, я всегда знала, что она непостоянная. Но по крайней мере это то, что я испытала, и это не то, чем я живу".



Обложка книги Любовные сумасбродства Джакомо КазановыАудиокнигаЛюбовные сумасбродства Джакомо Казановы / Эдвард Радзинский

«Тикали часы», и «весна сменяла одна другую». Закончился XVIII век. И те, кто отрубил голову королю в Париже, уже успели порубить головы и друг другу. И все это время в столице Франции сбрасывали статуи – сначала королей, потом революционеров, потом корсиканца, сменившего этих революционеров… А потом все статуи возвратили на место.

К двадцатым годам ХIХ века эта скучная карусель сменилась мифом. Мифом о Золотом Времени, об утерянном Галантном XVIII веке… Так что книга Казановы, начавшая печататься в 1822 году, поспела вовремя.

И Казанова шагнул в этот новый век, век рантье, в великолепии своих бессчетных любовных приключений, заставив печально вздыхать все будущие поколения женщин.

Р - фонограмма ИП Воробьёв В.А./ООО «Издательский Дом СОЮЗ».



Обложка книги Иоанн мучительАудиокнигаИоанн мучитель / Эдвард Радзинский

Первые тринадцать лет его правления были благодетельны – великая пора в нашей истории! Остальные двадцать с лишним лет – кровь и террор, избиение народа, будто царя подменили, будто дьявол вошел в него.

Темна до него история московских правителей – безликих теней, тускло отраженных в летописях…

Он первый заговорил. Он оставил множество писем, в которых – его голос, его шутки, его проклятия. Так что он сам, царь Иван Четвертый, и поведет нас по собственной истории.

Р - фонограмма ИП Воробьёв В.А./ООО «Издательский Дом СОЮЗ».



Обложка книги Коба (монолог старого человека)АудиокнигаКоба (монолог старого человека) / Эдвард Радзинский

«Пророки и безумцы, властители дум, земные боги… Тайна славы, загадки решений, менявшие судьбы мира, губительные молнии истории и, наконец, чертеж Господа в судьбах людей… Обо всем этом – в книге».

Эдвард Радзинский

Р - фонограмма ИП Воробьёв В.А./ООО «Издательский Дом СОЮЗ».



Обложка книги Несколько встреч с покойным господином МоцартомАудиокнигаНесколько встреч с покойным господином Моцартом / Эдвард Радзинский

«Пророки и безумцы, властители дум, земные боги… Тайна славы, загадки решений, менявшие судьбы мира, губительные молнии истории и, наконец, чертеж Господа в судьбах людей… Обо всем этом – в книге».

Эдвард Радзинский

Р - фонограмма ИП Воробьёв В.А./ООО «Издательский Дом СОЮЗ».



Обложка книги Прогулки с палачомАудиокнигаПрогулки с палачом / Эдвард Радзинский

В произведении «Прогулки с палачом» история Французской революции представлена глазами знатока смерти – потомственным палачом Парижа. Смерть шла с ним рука об руку, его взгляда и встреч с ним избегали монархи и революционеры. Прохожие, едва завидев его, спешно переходили на другую сторону улицы. С приходом Революции все изменилось: изгой превратился в Великого палача. Главным действующим лицом теперь стала «мадам Гильотина». Изобретенная для «демократического» лишения жизни приговоренных, она трудилась с заката и до рассвета. «Люди придумали смертную казнь. Им нравится смотреть на это. Палач – лишь исполнитель…», писал Сансон в дневнике, в котором, кроме ведения кровавого счета жертв, пытался описать и свою жизнь. Жизнь, столь необыкновенную именно в историческом отношении.

Р - фонограмма ИП Воробьёв В.А./ООО «Издательский Дом СОЮЗ».



Обложка книги Марк ЦукербергАудиокнигаМарк Цукерберг / Джордж Бим

Марк Цукерберг. В свои 20 лет он создал первую версию уникальной социальной платформы для общения Facebook, получившей всемирную известность. О становлении компании Facebook, о ее структуре и принципах, о ее миссии, о своей роли в ее развитии и просто о себе — от первого лица молодого миллиардера.



Обложка книги АксеновАудиокнигаАксенов / Александр Кабаков

Аксенов Василий Павлович (1932-2009) - русский писатель и драматург, профессор американских университетов, автор двадцати трех романов, кумир нескольких поколений. "Беседы о друге" Александра Кабакова и Евгения Попова - больше чем мемуары. Это - портрет Художника на фоне его Времени, свободный разговор свободных людей о близком человеке, с которым им довелось дружить многие годы бурной, гротескной, фантасмагорической советской и постсоветской жизни. Свидетельства из первых уст, неизвестные истории и редкие документы зачастую опровергают устоявшиеся стереотипы восприятия и самого писателя, и его сочинений.



1   2